ПятницаПт, 18 октября 15:55
Сейчас +11 °C Вечером +7…+8
USD$ 64,01 ▼-0,34 EUR 70,90 ▼-0,15

За­хар При­ле­пин: хо­ро­шая кни­га са­ма по се­бе со­зда­ет тренд

18 апреля 2019 года, 14:55

Известный писатель Захар Прилепин в интервью телеканалу «Время Н» рассказал о новом романе, «русской весне» и о тяге детей к чтению, а также признался, что предугадать успех книги невозможно.

Захар Прилепин: хорошая книга сама по себе создает тренд

Фото: Ян Морван

— Захар, насколько новый роман «Некоторые не попадут в ад» отличается от ваших прежних книг?

— Книжка о современности. Не думаю, что она похожа на прежние. Сам я взрослею, изменяюсь, осыпаюсь и расту одновременно. Кроме всего прочего, написана она в таком жанре, который был мне не свойственен. Это роман о реальных событиях, то есть все события — были, герои — жили. Некоторые из них, к сожалению, уже погибли. Тем не менее, это роман. Не очерк и не журналистика.

В чем фантасмагоричность? В самом абсурде всего происходившего и происходящего со мной и с моими товарищами. В данном случае я находился в центре всей этой истории, знал девять из десяти ключевых решений, которые принимались по тем или иным поводам во время войны на Донбассе. Все, что писалось в СМИ, на 99% было неправдой, либо полуправдой, либо абсолютно фейковой чередой.

— Чем вы можете объяснить последнее?

— Я могу это объяснить многими вещами. Когда мы выползали из советского пространства, у нас было ложное, как теперь выяснилось, ощущение открытости мира и прозрачности его схем. К сожалению, это не совсем так. Если долго всматриваться в происходящее и слышать это многоголосие, то для себя можно сделать прямые и внятные выводы. Но если опираться на любое СМИ, каким бы оно не было, всегда будет чуть искаженная картина в силу самых разных причин.

— Но сейчас есть соцсети и блоги, участники событий могут высказать свою точку зрения.

— Когда участники пишут, что это не так — тут же за 50 долларов легко нанимаются сто людей, которые оспаривают непосредственного участника и дают сто других точек зрения по тому или иному событию. Возможность соцсетей высказываться любому человеку превращает все это в абсурд.

— В одном из интервью вы сказали, что ваша история в Донецке закончилась после гибели Александра Захарченко.

— Эта была определенная метафора. Та «русская весна», начавшаяся в определенный момент 2014 года первыми огромными митингами на площадях Донецка и Луганска, длилась и переживала разные видоизменения. Внутри нее, прошу прощения за патетику, пылал огонь. И со смертью Захарченко определенный период был завершен.

Сейчас начался другой период: там будут другие люди, другие идеи, другие формации. Это не означает поражение Донбасса, просто это уже не моя история. Она мне не менее интересна, я также болею за это; там воюют и погибают бойцы. Но это уже другая история. Тем более, я не могу сейчас к ней иметь отношения — я невъездной в Донецк. В моей книге все эти вещи описываются.

— Новый роман написан буквально за месяц. У вас, что называется, ремесло другое? Или «накипело»?

— И «накипело», и два с лишним прожитых года в Донецке — это колоссальная концентрация событий, которая давно отрефлексирована в голове. Я жил этим, думал об этом. Растворился внутри этой темы.

Когда я стал писать роман… это просто: день — и глава, день — и глава. Я даже его написал быстрее, чем за месяц. Потом просто вычитывал и «причесывал», редактировал. Да, «причесывал» с моей прической как-бы звучит (улыбается).

— Сейчас вы работаете над книгой о Сергее Есенине. Почему Есенин?

— Очень просто все объясняется: я тоже рязанский ребенок, родился и провел детство в рязанской деревне. Первой поэтической книгой была книга Есенина. Потом я попал в город Дзержинск. К четырнадцати годам я знал всего Есенина наизусть, любую строчку мог продолжить по памяти. Поэтому всю жизнь я с этим человеком живу, знаю его жизнь и биографию, его сущность лучше, чем кто бы то ни было на белом свете.

Я, что называется, повзрослел до нужной стадии — чтобы не писать книгу в тридцать лет, а сделать в своей жизни определенный задел. Эмоции мои полностью отключены; просто буду выступать как главный свидетель его жизни.

— Каким образом сегодня родители могут увлечь детей книгами?

— У меня четверо детей. Двое из них аномально много читают, двое других — не вполне читают. Но последние очень любят, когда им читают мама или папа. В целом они относятся к текстам и литературе с большим интересом. Они как-то по-иному устроены, как и те дети, которые сегодня подсаживаются на телефоны и гаджеты.

Я могу дать советы, они банальны: дома должны книжки стоять, дорогие мои, нижегородцы. Многие их повыбрасывали. Конечно, можно в телефончик закачать восемь миллионов книг, сказать: «Сынок, читай!». Сынок не будет читать, если он не бегает мимо книжных полок. У ребенка первые тактильные ощущения должны быть — вот он притащил книгу, вот он держит ее в руках, там какая-то картинка. Родители начинают ему читать. Первый страх — книжка, первый смех — книжка.

Телефоны должны быть только с десяти лет, а лучше — с четырнадцати. Вот жена моя говорит детям, что нужно убраться в подъезде. Тогда купим телефоны. Они месяц убирали; мы добавили им денег, купили телефоны. Потом они их потеряли. Теперь сидят без телефонов. И нормально. ТВ у нас дома нет. Ребенок пошляется по квартире, книжку достанет. Либо пластилин и рисование. Деспот? Нормально, не жалуются (улыбается).

— Многие говорят, что успешное писательство переходит в бизнес.

— Так кажется. Это ложное ощущение, что на этом можно зарабатывать деньги. Так думают люди, у которых не получается продавать свои книги. Я пишу только то, что сам хочу. Предугадать успех книги совершенно невозможно.

«Обитель» была самой продаваемой книгой в России полтора года, этому даже удивлялись издатели. Когда я начинал писать, мне твердили: «Ты что, Захар?! Сталинские репрессии, Солженицын, Шаламов»… А потом мне говорят, мол, Прилепин знал. Как я мог знать, если мне на протяжении года говорили обратное. Хорошая книга сама по себе создает тренд.

Текст: Дмитрий Ларионов

Картина дня
Рекомендуем
Общество
Улицы Нижнего Новгорода больше не будет затапливать
Озвучены новые планы по решению проблемы неработающей ливневой канализации.
Наука
ПИМУ запускает установку детям инсулиновых помп
Сахарный диабет пока не научились излечивать, но научно-технический прогресс сделал жизнь диабетиков гораздо легче.
Спорт
Названы самые яркие моменты работы Черышева в ФК «НН»
Дмитрий Николаевич возглавлял клуб более года.
Общество
Зоя Рюрикова — о реконструкции площади Горького
Руководитель «Института урбанистики Нижнего Новгорода» в эксклюзивном интервью интернет-телеканалу «Время Н» немного приоткрыла завесу тайны о том, какой будет площадь Горького после реконструкции.